Обои eco ростов

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Виниловый паркет Vinilam Винилам сайт официального дилера


ростов eco обои

2017-10-22 00:49 Компания Artpole предлагает эко панели 3D, стеновые панели из бамбука лучших мировых коллекций Весомый вклад в загрязнение воздуха городов вносят и металлургические комбинаты полного




- Итак, сегодня у нас в гостях студент из Ухрюпинска Владимир Сидоров! Мы вернулись с короткой рекламной паузы и вновь в студии! Тем, кто только что переключился на наш канал, напоминаю - у нашего игрока трудный выбор, вопрос на 100000 рублей. Итак, Владимир, что вы будете делать? - Я хочу взять подсказку - "Звонок другу"! - Хорошо, Владимир. Итак, у вас есть ровно минута, чтобы задать свой вопрос и услышать ответ! - (достаёт мобильник) O'key, Google, кто возвёл церковь Вознесения в Коломенском?


В безвыходном положении неожиданно открывается масса вариантов.






Когда с тобою свой диван делю, То напрочь забываю обо всем Я свой диван с тобой на нем люблю, Давай всю жизнь лежать на нем вдвоем.


В качестве эпиграфа позволю себе несколько замечаний, которые раскроют содержание данного рассказа во всей его глубине и философской сути. Во-первых, это не выдумка, а чистейшая правда, которая до сих пор с удовольствием вспоминается среди друзей за бутылочкой коньяка. Во-вторых, сия история скорее поучительная, чем смешная, так что колик от хохота не ожидайте. В-третих, кто считает, что много букафф просто не читайте. Итак, начало девяностых годов время безденежья, кооперативов, вареных джинсов и прочего идиотизма связанного к переходом к рыночной экономике. Многие помнят, что в те времена запах мандаринов прочно ассоциировался с новым годом, а бананы зеленели на прилавках как молодая весенняя травка. Желающие откушать этого заморского деликатеса и остаться в живых доращивали их потом дома на окне до состояния легкой желтизны и с умилением на лице хрустели в тесном семейном кругу, восхищаясь удивительным вкусом и запахом. Появилось в продаже и другое чудо – ананас, который по цене перевешивал черно-белый телевизор и был доступен разве что представителям чуждой нам классовой прослойке рекитиров. Но не о нем речь. Я как сын советских инженеров старался чтобы мне даже во сне не виделись подобные роскошества, а родители, понимавшие это, однажды летом, по большому блату и дабы восполнить мой витаминный запас отправили меня в ЛТО. ЛТО - лагерь труда и отдыха. В этом лагере дети, назовем их условно "отдыхающие" первую половину дня с 8 и до 13.00 работали на пользу колхозников, а вторую соответственно проводили в праздном отдыхе, купании и общении полов под Технологию и ЭйсофБэйс. Самым большим плюсом этого лагеря было то, что он располагался в городе Геленджик на Черном море, а о втором плюсе я и хочу рассказать. Представьте август, Краснодарский край, местный колхоз. Какая работа была для них самой актуальной в это время года? Конечно, уборка урожая. Представьте нас три десятка питерских пацанов и столько же девчонок, которые вдоволь ели только клубнику да и то не всегда, какая работа для нас была самая желанная. Естественно уборка урожая. И так два желания сошлись. Утром после завтрака мы всей толпой забились в старенький пазик (никто не обижался, что мест хватило не всем, поскольку водила сказал, что стоя ехать ни-ни, потому пришлось девочек брать на руки, оооо это была отдельная история блаженства, поездка в старом пыльном автобусе по кочкам краснодарья превратилась просто в наслаждение души и тела, одно плохо, далеко нас не возили). Итак, учителя гордо объявили, что мы едем собирать алычу (жаль, что не ананас, но тоже ничего) и что по договоренности с директором колхоза, в саду мы можем трескать сей гибрид сливы столько, сколько в нас влезет, но с собой выносить нельзя, до собственно и не в чем, из одежды только футболка шорты и кепка (USA California). Но при прибытии на место нас ожидал жуткий облом. Местный бригадир объявил, что алыча не доспела и тот кто съест хоть маленький кусочек погибнет в страшных муках. Сам факт что собирали недозревшие ягоды нас не только не удивил, а показался нормальным, вспомним бананы, но при этом обидно было до слез. Глотая слюни и слезы, мы собирали эти ненавистные ягоды и проклинали бригадира, а с ним и всю южную флору страшными проклятиями. Через час двое не выдержали и съели по алычине, остальные замерли в ожидании трагической развязки, девочки молча вздыхая, парни прикидывая в уме где бы купить водки на поминки. Но прошло сорок минут и ничего. Попробовали еще двое, потом еще двое, пока вся тусовка не принялась уничтожать алычу со скоростью электрической соковыжималки. Правда открылась. Жадные хохлы, чтобы сохранить урожай, обманули бедных северных детей. В отместку мы съели в три раза больше чем могли. Вечером было плохо. Но ничего, дискотека состоялась, только в туалет бегали чаще обычного. Эта же история и с таким же результатом стала повторяться день за днем. Утро-пазик-блаженство-сад-персики – алыча-слива-не дозрело не жрать-жрем всем назло-вечер-туалет-девочки-дискотека. Со временем организм стал привыкать и в туалет бегали все реже. Потом может быть вообще перестали, если бы однажды утром не случилось это. Мы свернули с привычной дороги на сливы и приехали туда - на виноград. Нас встретила милая пожилая женщина, которая назвала нас деточки вместо привычного оглоеды и очень настойчиво повторила по меньшей мере раз пятьдесят, что виноград не дозрел, потому не жрать и не рвать, а подвязывать лозу веревочками, кои нам и вручила. Хренушки тебе!!! вспыхнуло в подростковом сознании, знаем мы ваши приколы. А раз нас уговаривали не жрать виноград гораздо дольше и настойчивее чем обычно, то значит деликатесность сего продукта куда больше и съесть его нужно минимум втрое больше, чем какой-то там сливы. Одно не укладывалось в голове - как эта милая бабушка может быть такой скотиной. Вкус винограда мне показался излишне вязким и горьковатым. Серега сказал, что это особый сорт – мурло и типа трескай и не порти аппетит людям. Я не портил и ел как все. В лагерь мы ехали намного дольше обычного и девочки на коленях уже никого не волновали, а скорее вызывали определенные опасения. Мы даже не ехали, мы передвигались короткими перебежками, по очереди отмечая путь следования автобуса производными винного деликатеса, дабы навсегда пометить эту дорогу и больше никогда туда не возвращаться. Девочкам вернувшимся оттуда молча уступали место, на колени их брать никто не хотел. Мы жили одной мечтой - добраться до корпуса и упасть на пьедестал зоны уединения, где каждый готов был провести половину остатка жизни. На следующие три дня туалет стал самым аншлаговым местом, он заменил море, дискотеки и все другие удовольствия. На работу нас тоже не возили. А на четвертый день мы уехали в Питер. В начале октября к нашей школе подъехала фура и загорелый мужик выгрузил из нее пять ящиков винограда, сказал что бригадир просила передать деточкам. Всем, даже мелким раздали по веточке за обедом, виноград был золотистым, прозрачным и сладким, хотя не очень крупным. А я понял, что даже если тебя наебали шесть раз подряд - это не значит, что нужно не верить в седьмой.